Природа магии (религиозная экзотерика). Разговор с Богом. Статья №8

Если эзотерика (внутренняя суть) всех религий сводится к достижению медитативного единства с Богом – внутренним Учителем, открывающим для человека сокровищницу откровений и озарений, то религиозная экзотерика (внешняя культовая сторона) преследует обычно весьма прагматичные цели. Например, если науку рассматривать, как специфическую форму религии, то цель научной экзотерики может быть обозначена как получение полезного эффекта, что в пределе приводит к созданию техники. В этом смысле техника – это магия науки.

Вообще, магия – это прикладной аспект религиозной экзотерики, способ реализации тех знаний, которые получены через откровения и озарения, способ практического использования этих знаний путем воздействия на окружающий мир. С помощью магии человек реализует свое могущество (от слова могу).

Однако экзотерика не ограничивается магией. Магия является лишь завершающим элементом широкого комплекса экзотерических практик, включающих в себя наблюдение за внешним миром, соотнесение идей, полученных эзотерическим путем, с объектами внешнего мира, формирование пантеона богов (выделение фундаментальных идей, лежащих в основе мира, облекая их в понятную образную форму), формирование мифа (создание мировоззренческой модели, объясняющей способ взаимодействия идей-богов друг с другом), формирование культа (разработка религиозных институтов и обрядов, определяющих способ передачи мифа от адептов данной религии к ее последователям, отвечающих целям развития, совершенствования и детализации мифа) и т.д. Завершает это цикл магическая проработка, то есть разработка способов практического использования данной религиозной модели для получения полезного эффекта.

Попробуйте каждый из перечисленных пунктов применить к науке! Не обязательно открывать третий глаз, чтобы увидеть, что наука ничем не отличается от любой другой религии. Более того, отрицая принцип целесообразности мироустройства и утверждая, что миром правят слепые законы природы (боги!), не подчиненные единому упорядочивающему началу (Богу!), наука ставит себя в ряд типичных языческих религий с характерным для них многобожием.

Мы изменили внешний вид богов, лишив их человекоподобной формы, и перестали называть их богами, придав им статус сил и законов природы. Но разве от перемены слов меняется суть самого явления? Назови ты его хоть богом, хоть бесом, хоть духом, хоть силой или законом природы – это не более чем игра слов. Именно подобного рода формальные хитрости и подтасовки я отношу к понятию самообмана, усыпляющего разум. Проанализируйте внимательно, что такое закон природы, сравните его с тем, что наши предки понимали под богами, и вы не увидите принципиальной разницы, кроме того, что боги являются живыми сущностями, а законы природы механистично мертвы и слепы! Мы лишили богов права на жизнь и целесообразность, как и многое другое, что нас окружает.

Но кто и зачем это инициировал? Кто и зачем вернул нас в самую дремучую форму язычества, объявив его просвещением, заставив нас вопреки внутреннему голосу поверить в то, что Мир – это мертвая пустыня, в которой вследствие случайных процессов на одной из мириадов планет вселенной однажды народилась жизнь, которая породила разум, пытающийся осилить тайну своего происхождения, дрожа от страха перед холодом мертвого космоса? В то время как великие умы науки (Вернадский, Тейяр де Шарден, Лавлок, Моисеев и др.) уже давно осознали, что жизнь – это неотъемлемое качество вселенной, что Земля – это живое существо, что вся вселенная – это живой организм, нам со школы упрямо твердят, что в природе нет целесообразности, что мы одиноки в безбрежной мертвой вселенной. Зачем нас пытаются убедить в том, что наши предки, которые понимали, что все вокруг пронизано жизнью и разумом, которые умели разговаривать с Вселенским Разумом – Богом, на самом деле были темными и невежественными дикарями, преклонявшимися перед деревянными истуканами?

Зачем? Затем, чтобы сделать из нас рабов. Для этого мы должны забыть все, о чем знали наши предки. Раб должен жить в страхе. А тот, кто умеет разговаривать с Богом, лишен страха. Каждый человек является обладателем внутренней вселенной (микрокосма), богатство которой делает его подобием Бога. Для того чтобы превратить человека в раба, нужно, чтобы он променял это богатство на фантики внешнего мира – товары потребления. Наши предки учили, что только на пути самопознания человек обретает богоподобие – истинную свободу.  Поэтому для того чтобы превратить нас в рабов, опошляется и высмеивается все, чему учили наши предки.  

Научные знания не несут никакого вреда. Наоборот, они полезны для человечества. Человек становится рабом не потому, что он обладает научными знаниями, а потому что на фоне этих знаний в его менталитет протаскивается особая мировоззренческая модель, отрицающая целесообразность мироустройства, не признающая существование во вселенной единого управляющего начала, которого наши предки называли Богом Единым. Не хотите говорить о Боге? Пожалуйста! Можно не упоминать имя Бога. Давайте заменим слово Бог научным термином – принцип целесообразности. Это не меняет сути. Это игра слов. Признание принципа целесообразности переводит науку в разряд монотеистической религии.

Древние мудрецы учили, что мир построен по принципу подобия части и целого. Истинным мудрецом считался тот, кто способен увидеть нечто общее в разных по природе явлениях. Для этого нужно отбросить несущественные частности конкретных явлений и выделить главное. Идеологи просвещения наоборот призывают нас сужать смыслы понятий, погружая свой ум в море несущественных деталей. При этом человек перестает видеть единство и похожесть всех явлений мира, теряя из вида самое главное – разумное начало вселенной – Бога. Но если мы перестали Его видеть, это не значит, что Его нет.

Наши предки умели видеть Бога во всем, что окружало человека. Вопреки расхожему мнению, мы не поклонялись множеству богов, тем более истуканам. Но каждое проявление в природе Единого Бога имело свое имя и свой образ. Так рождались языческие боги, каждый из которых был проявлением Бога Единого. Умение работать с этими образами-богами наделяло человека способностью управлять природой. Это достигалось благодаря единству человеческого Я и Бога, что позволяет человеку отождествлять себя с любым явлением природы и управлять этим явлением силой мысли. В этом основа древней ведической магии.

В чем же состоит отличие этой древней магии от современной научной магии – техники. Понять это можно на следующем примере. Попробуйте пронаблюдать за тем, как мы управляем своим собственным телом. Физиологи утверждают, что при этом наш мозг формирует миллионы кодированных сигналов, которые по нервным волокнам передаются клеткам мышечной ткани. Но для того чтобы управлять своим телом, нам вовсе не обязательно знать об этом и совершенно не обязательно разбираться во всей этой механике. Да это и невозможно. То есть для того чтобы управлять своим телом, я не обязан знать каким способом мои желания и намерения превращаются в механические движения. Я управляю своим телом, совершенно не понимая, как я это делаю. Могу ли я таким же способом управлять не только своим телом, но и, например, природными стихиями? Современная наука считает, что нет. Наука умеет управлять природными явлениями (стихиями), только если известна физическая природа этих явлений, то есть если разработана соответствующая научная модель (теория). Древняя магия также строилась на специфических моделях. Только вместо сил и законов природы в этих моделях присутствовали боги, а вместо научной теории – миф. Согласно древней магии, человек может входить в мысленный контакт с богами (силами природы) и просить у них помощи, управляя, таким образом, силой мысли природными стихиями, как если бы природа являлась продолжением человеческого тела. И для этого вовсе не обязательно знать механику воздействия на эти стихии, на чем настаивает современная наука.

 Было бы неверным утверждать, что древняя магия не знала техники. Достаточно вспомнить о египетских пирамидах или о нержавеющем железном столбе в Дели, чтобы усомниться в примитивности древних технологий. Однако вершиной древней магии является доведенная до совершенства техника самопознания, точнее, техника общения с богами, по сравнению с которой достижения современной психологии выглядят детским лепетом. Исключением являются разве что те засекреченные результаты, которые, как утверждают некоторые, получены при разработке психотронного оружия. Но и эти знания получены не столько в ходе научных исследований тайн человеческой психики, сколько путем изучения опыта древних магических мистерий.

Что дает человеку обожествление сил природы? Главное и, пожалуй, единственное отличие бога (в языческом понимании этого слова) от закона природы состоит в том, что бог наделен личностью. Это значит, что бог обладает аналогом сознания, у него есть своя особая роль в этом мировом спектакле, он обладает волей и своим специфическим характером, зная который легко предсказать его поведение. Именно личностная форма бога позволяет человеку отнестись к нему не как к чему-то мертвому (закону природы), а как к равноправному живому участнику взаимовыгодного информационного взаимодействия. Поэтому бога можно попросить о чем-то, и если он согласится, то силы природы удовлетворят вашу просьбу. Правда, он может что-то попросить взамен. Вовсе не обязательно продавать ему за это свою душу (языческих богов христиане называют бесами). Часто достаточным бывает простой благодарности – человеческая благодарность ценится в этом мире весьма высоко, особенно если она поддержана чувством любви. Разве любовь к природе означает продажу души? Любовь обладает странным свойством: чем больше ты ее отдаешь, тем больше ее у тебя остается. Иногда можно сделать и что-то более практичное. Например, дух леса – леший – будет весьма благодарен вам, если вы как-то поможете деревьям или лесным животным. Иногда достаточно и того, чтобы вы не участвовали в убийстве этого леса.

Понятно, что все это не более чем игра фантазии. Вообще, все, что, так или иначе, связано с понятием личности, –  это игра фантазии. Любая личность, в том числе, и наша собственная, – это плод фантазии. Поэтому личностная форма бога (закона природы) – это плод человеческой фантазии. Однако в том и состоит главная особенность древней магии, что, в отличие от науки, магия признает объективный характер фантазии. Все в этом мире пронизано фантазией. Не только человек, но и животные, и растения, тем более, боги умеют фантазировать. Обладает ли бог (закон природы) на самом деле личностью, наподобие человека, или это наша выдумка? Это вопрос из того же разряда, что и «обладают ли разумом животные?». Если уж мы отрицаем разумность животных, то, что говорить о богах, которых, в отличие от животных, и увидеть-то невозможно. Однако же хороший охотник знает, насколько умен бывает, например, «неразумный» волк. Наше нежелание признать наличие разума у животных вовсе не означает, что их поведение жестко запрограммировано инстинктами, словно это машины. По крайней мере, наши предки так не думали. Более того, они умели видеть не только разум животных, но и разум деревьев, разум леса, разум ветра и т.п. Поэтому игра их фантазии, наделявшая богов личностью, вовсе не была пустым вымыслом. Именно фантазия позволяла людям и богам понимать друг друга.

Понятно, почему наука, которая до сих пор не может понять суть феноменов жизни и разума, пытаясь свести все живое к сложной механической системе, не в состоянии увидеть жизни и целесообразности в бестелесных законах природы. Изучив тот или иной закон природы, мы относимся к нему не как к живой силе, а как к мертвой бездушной механике. Подчинив закон природы своим человеческим желаниям, мы даже не испытываем благодарности к нему за то, что он служит нам, как не испытываем мук совести, когда препарируем лягушек и ставим эксперименты над животными, как будто животные не чувствуют боли (кстати, наши предки-охотники всегда просили прощения у убитых ими животных и никогда не убивали без насущной надобности). Мы покорили природу и некоторые из примитивных богов стали нашими рабами. А когда-то все боги были нашими равноправными друзьями. Людская алчность породила сначала зависть, а затем страх перед богами. Мы объявили войну богам, и нам кажется, что мы выиграли в этой войне, поработив природу. Наивные заигравшиеся дети!

Боги (законы природы) бессмертны, но не бессмертна их материальная реализация (тела). Так озеро является материальным воплощением особой матрицы биосферы, регулирующей жизнь этого озера. Это дух озера – водяной. Осуши озеро, и ты погубишь живое существо. Лес – это тоже живое существо. Дух (душа) леса – леший. Выруби лес, и ты убьешь лешего, лишив его душу земного воплощения. Порабощая природу, мы разрушаем ее живое тело. Некоторые законы природы (боги), регулирующие жизнь отдельных экосистем уже прекратили свое земное существование. Не понимая того, что биосфера – это живое существо, мы безжалостно уничтожаем ее, разъедая ее тело, словно раковая опухоль в угоду дьявольской идеи бесконечного неуправляемого прогресса. Современная человеческая цивилизация напоминает самоубийцу, забывая о том, что биосферу можно убить, и тогда ничто не сможет спасти само человечество. Все это следствие рабовладельческой идеологии, которую мы исповедуем как по отношению друг к другу, так и по отношению к силам природы – богам. В принципе, мы можем выиграть в войне против богов, но день победы будет днем нашей гибели.

К счастью биосфера, как любое живое существо, обладает гомеостазом – механизмами, возвращающими жизнедеятельность организма в состояние динамического равновесия при любых возмущениях. Это значит, что нам, по-видимому, не удастся убить ее, потому что прежде чем мы сделаем это, биосфера поставит нас в условия, которые заставят нас забыть о претензиях на порабощение богов. Возможно, изменения климата, которые мы сегодня наблюдаем – это первые предвестники включения механизмов биосферного гомеостаза.

Некоторые утверждают, что наша цивилизация – это вовсе не первая высокоразвитая цивилизация планеты. Остатки древних мегалитических сооружений, гигантские фигуры пустыни Наска, петроглифы на камнях Кольского полуострова и многие другие артефакты указывают на присутствие на Земле в прошлом высокоразвитой цивилизации, а может, даже и не одной. Многие легенды (например, легенда об Атлантиде) гласят, что эту цивилизацию погубила магия, достигшая пика своего развития, когда люди научились управлять погодой, землетрясениями, вулканами (возможно, даже овладели атомной энергией, о чем свидетельствуют оплавленные камни некоторых древних сооружений) и использовали эти знания в войне друг против друга. Не повторяем ли мы судьбу этих цивилизаций, направив свою магию – технику – на покорение природы и на создание оружия?

Закон естественного отбора постоянно вершит свою миссию. Жизнь всегда была изобретательной, но среди ее изобретений было много таких, которые не прошли через сито естественного отбора. И если какие-то элементы древней магии дожили до наших дней, значит, они прошли проверку временем и сравнительно безопасны и даже полезны для природы. Всех их объединяет уважительное отношение к силам природы. Новая для природы магия науки начала формироваться сравнительно недавно (всего 2-3 тысячелетия назад) и достигла сегодня пика своего могущества. Пройдет ли она через сито естественного отбора, или приведет к гибели очередную цивилизацию? Сможет ли существовать магия, построенная не на уважении к природе, а на ее порабощении? Время покажет.

Возвращаясь к вопросу о самопознании, как о наиболее удивительном и мощном аспекте магии, следует отметить, что самопознание, построенное на стремлении к порабощению богов, может привести только к одному итогу – разрушению человеческой психики. Человек может противостоять богам, лишь спрятавшись от них за стеной собственных иллюзий, которая, с одной стороны, защищает нас от гнева богов (кошмаров), с другой стороны, ввергает нас в дебри самообмана, аналогичного сну. Погружая свое осознанное Я в глубины подсознания, мы вынуждены отказаться от иллюзий, оказываясь один на один с богами. Поэтому, опасаясь поражения психики, современный человек, как правило, отказывается от самопознания, отворачиваясь от своего глубинного Я. Но разве можно защититься от своего внутреннего мира? Разве может быть счастлив человек, разделившийся в себе? И не является ли рост количества душевнобольных людей, характерный для передовых стран, неизбежной платой за попытку порабощения богов? 


Ваш отзыв

Вы должны войти, чтобы оставлять комментарии.